Connect
To Top

Папа привел домой дочь своей умершей школьной любви. Мы ее сразу невзлюбили



Мой отец — моряк, многие годы служил в торговом флоте. В 90-е он соглашался на все рейсы лишь бы привезти если не денег так вещей или хотя бы еды, что то нам, что-то на продажу, чтоб были деньги пока он в море. Не скажу что мы жили бедно, но и не роскошничали никогда.



Я часто донашивала одежду старшего на три года брата, мы вместе собирали бутылки и лом чтобы накупить себе вкусняшек.

Когда у отца случался отпуск он сражу же хватал нас в охапку и вел нас в поход или в лес, или гулять в парк на целый день чтобы мама могла от нас отдохнуть. Но однажды он получил телеграмму из родного городка и вместо привычной отпускной прогулки собрал немного вещей, поцеловал нас всех и уехал. Как мы рыдали с братом! Мама не могла нас успокоить, т.к. мы решили что он нас бросил.

Спустя неделю отец вернулся, но не один, а с маленькой 4-х летней девочкой. Его первая школьная любовь умерла от туберкулеза, ее маленькая дочь осталась одна, ее уже хотели отправить в детдом, но папина тетка отправила ему телеграмму, как будто он отец и приедет за ней, поэтому ее не тронули. Зато вынесли все из дома под чистую.

Малютка перебивалась по соседям, голодная и холодная, пока не приехал мой отец. Так они и и появились на пороге.

Мама мигом подхватила ее на руки и понесла мыть-кормить, а папа сел на стул около двери и заплакал.

Мне было 7, брату 10 и мы ее сразу невзлюбили.

Она была маленькая, бледная, тихая. Не брала наших игрушек, не заходила в нашу комнату, никогда не капризничала и ничего не просила.

Из ее прошлого дома она принесла только потасканного мягкого зайца и нитку с цветными бусинками которые она то одевала на зайца, то на себя, теребила ее и что то бубнила себе по нос.




Мама все пыталась ее растормошить, пела, читала ей, но все было зря. Она впервые заплакала, когда брат отнял у нее зайца и забросил на шкаф. Она стояла перед этим шкафом, рыдала и тянула ручки вверх, а мы смеялись. Тогда нам хорошенько перепало от мамы. Некоторое время прошло без происшествий, наступило лето и нас всех стали отпускать гулять, но с условием что мы последим за мелкой. Она никуда не уходила, где посадишь там и возьмешь, так что мы не особо утруждались.

В тот день, мы как обычно оставили ее около подъезда на скамейке. Мы спокойно играли в прятки за домом когда услышали вопли и какие то странные звуки.

Учуяв неладное, мы погнали во двор, а там стая собак беснуется и наша мелкая на подъездном козырьке сидит и в исцарапанных руках держит котенка, не рыдает, только глаза по 5 копеек от страха.

Когда брат отогнал собак, то мы увидели старого зайца разорванного в клочья. До нас дошло, что на месте зайца вполне могла быть наша сестра. Я рыдала от страха и чувства вины, брат собирал остатки зайца, когда к нам наконец то выбежала мама.

Она обняла нас с братом и в этот момент мы услышали — мама, смотри какой у нас котик! и гордое лицо сестренки.

Потом мы все вместе снимали мелкую с крыши, собирали зайца, отмывали котенка, мазали царапины и утирали слезы. Спустя пару дней из рейса вернулся папа, мы ему все рассказали, а он только удивился как 4-х летний ребенок сумел забраться на козырек. Сестра тогда сидела у него на коленях и очень уверенно сказала — мне котик помог!

Не знаю на сколько это было правдой на счет крыши, но Котик ей точно помог наконец отпустить тот ужас который она пережила со смертью своей мамы. Она стала учить его всяким трюкам типа дай лапу, и понемногу стала оживать сама.

Мы с братом тоже втянулись в воспитание Котика, и незаметно стали не идеальными, но настоящими братом и сестрой для нашей Малышки.

Сейчас у нас уже семьи и дети, мы все очень дружны, а родители очень радуются внукам — и родным и приемным.





More in Истории из сети