Connect
To Top

Каким было истинное лицо просвещенной государыни Екатерины II

6 ноября 1796 года умерла последняя из женщин, стоявших во главе России

Популярное: Мудрые мысли царя Соломона: лучшее

Первая Екатерина на российском троне была сомнительного происхождения. Известно только, что звали ее при рождении Марта Скавронская и захватили ее русские в качестве пленницы во время Северной войны. Поменяв несколько покровителей, Марта полюбилась самому Петру I, который впоследствии женился на ней. Из всех детей Петра и Марты (Екатерины I) выжили только две девочки, рожденные еще до официальной женитьбы, — Анна и Елизавета. Они-то, сами того не желая, привели на трон тезку собственной матушки.

Карл и Фике

После эпохи дворцовых переворотов Елизавета все-таки взошла на трон. А Анну выдали замуж за голштинского герцога.

О личной жизни Елизаветы Петровны сплетничают до сих пор, но официально монархиня оставалась незамужней и бездетной. Выбирая себе преемника на российском троне, она сразу указала на родного племянника, сына Анны. Хотя тот при рождении носил имя Карл Петер Ульрих, о России совсем не мечтал и больше всего на свете любил все, связанное с армией.

Мальчик к тому времени был круглым сиротой, воспитывали его жестко, а учили мало, и Елизавета была несколько разочарована по прибытии племянника: он был нехорош собой, почти несведущ и вообще глуповат.

Будущая Екатерина II при рождении тоже звалась отнюдь не Катенькой, а Софией Августой Фредерикой Анхальт-Цербстской. Дома ее звали Фике. Она родилась 21 апреля (по ст. стилю) 1729 года в тогда прусском Штеттине, в небогатой, но, как говорится, имеющей высокие связи, семье. Фике была годом младше своего будущего мужа. Мать Фике, Иоганна Елизавета, приходилась Карлу Петеру двоюродной теткой.

И у Иоганны, и у дочери мечты простирались гораздо дальше захудалого Штеттина. Девочка уже с семи лет мечтала о короне. Как это будет – она не знала, но училась у домашних преподавателей очень прилежно. В 1742 году будущая Екатерина побывала в Берлине, где с нее специально писали портрет – чтобы показать русской государыне, подбирающей невесту своему племяннику-наследнику. И портрет понравился.

Цель оправдывает средства

К богатому русскому двору Фике и ее мамаша прибыли «оборванками», без приличествующего запаса платьев и белья, но девушка, которой не было и 15, произвела хорошее впечатление. Карл Петер, который к тому времени уже звался Петром Федоровичем, тоже обрадовался родственнице-ровеснице. Ничего «жениховского» в его отношении не было. Он тут же нажаловался ей на «диких русских», показал своих игрушечных солдатиков, рассказал, какая из фрейлин при дворе ему нравится больше всех. Фике было все равно: ей выпал шанс! Да будь ее жених хоть оборотнем, она бы вышла за него. Ведь захудалая голштинская принцесса прибыла в Россию с твердым намерением: «понравится мужу, Елизавете и народу».

Девушка старательно учила русский, постигала премудрости православия, зубрила молитвы. Ей ничто не помешало: ни мамаша, ввязавшаяся в шпионский скандал, ни тяжелое воспаление легких. 28 июня (9 июля) 1744 года Фике перешла из лютеранства в православие и получила имя Екатерины Алексеевны, а на следующий день обручилась с Петром. Она произвела большое впечатлением тем, что во время церемонии сумела произнести затверженный ею русский текст. Елизавета была уверена, что такой же послушной и стремящейся угодить Екатерина будет и дальше. В этом государыня сильно ошиблась.

Повешенная крыса

Елизавета прожила еще 17 лет, и все эти годы она пристально следила за юной четой. Супруги не любили друг друга, их отношения скорее можно назвать приятельскими. Петр даже звал жену «мадам Подмога». Сын Павел родился у них почти через 10 лет, хотя отцовство приписывают одному из первых фаворитов Екатерины Сергею Салтыкову. Официальной любовницей Петра считалась Елизавета Воронцова.

Елизавета сразу же отобрала Павла у родителей себе на воспитание. Поскольку семейной жизни не получалось, жена наследника сосредоточилась на образовании. Она увлекалась экономикой и философией, читала таких авторов, как ПлутархТацитМонтескье, и не забывала о древнерусских летописях. При этом в русском языке она делала смешные ошибки до конца своей жизни.

Петр же, как рассказывала Екатерина в своих «Записках», в это время играл в солдатиков, пиликал на скрипке, а еще развлекался, например, тем, что вешал живых крыс. Впрочем, доверять свидетельствам Екатерины надо с осторожностью. Она была женщиной умной и со своим самопиаром, как сказали бы сейчас, справлялась блестяще.

Смертельная корона

Наконец прямо на рубеже 1761-1762 годов Елизавета уходит в мир иной, и российским императором становится Петр III. Современники не слишком его жаловали, даже называли «самым большим олухом своего времени». Правда, позже беспристрастные историки засвидетельствовали, что Петр все-таки делал и рациональные шаги. Но каким было бы его царствование, сказать трудно: оно продлилось 186 дней.

За это время Екатерина успела родить еще одного ребенка, отцом был ее новый фаворит Орлов. Мальчик получил фамилию Бобринский и был немедленно отдан камердинеру Шкурину. Позже Екатерина не оставляла Алексея Бобринского своим вниманием и выплачивала его долги.

Освободившись от ненужного ребенка, Екатерина стала готовить заговор, пользуясь тем, что ее мужа не любили. Ей помогали офицеры братья Орловы, братья Рославлевы и другие, а также несколько видных вельмож. Возможно, у нее не было другого выбора, потому что император решил жениться на Воронцовой и выгнать Екатерину взашей. Екатерина сумела устроить переворот, который впервые вышел за стены дворца. Бывшего императора увезли в местечко Ропшу. Через неделю он умер, до сих пор неизвестно, сам ли и от чего. Впоследствии на Руси постоянно объявлялись «живые Петры», одним из которых стал Емельян Пугачев.

Дорогое удовольствие

Больше Екатерина замуж не выходила, но, как выразился позже историк Валишевский, фаворитизм при ней стал «почти государственным учреждением». Среди тех, кого Екатерина осыпала деньгами и должностями, были люди действительно незаурядные, как Григорий Потемкин, который стал ее фаворитом, уже будучи боевым генералом. Эта действительно сильная любовь пошла и на пользу России.

Но в основном это были мужчины либо ленивые, либо корыстные. Например, бедный офицер Васильчиков, который стал графом и камергером, получил имения и сотни тысяч крестьян. Сын казака Завадовский уже после смерти Екатерины вырос до министра народного просвещения. Племянник акушерки Зорич просвистывал все подачки за карточным столом.

Единственный из фаворитов, А.Д. Ланской, который был намного моложе Екатерины, не только никуда не стремился, но и отказывался от всех постов и орденов. Екатерина, таки всучившая ему и титулы, и награды, мечтала выйти за него замуж и объявила об этом Панину и Потемкину. Считается, что после этого Потемкин отравил молодого соперника.

Фавориты Екатерины II только наличными получили от нее сумму, в полтора раза превышающую российский годовой бюджет. У Платона Зубова было столько наград, что он был похож «на продавца лент и скобяного товара». Племянница Потемкина ежегодно получала около 100 тысяч рублей «просто так», а на свадьбу отхватила из госказны миллион.

Белое и черное

Конечно, личность Екатерины не исчерпывалась одними заговорами и любовниками. Она отличалась огромной работоспособностью, целеустремленностью, храбростью и при этом хитростью, лицемерием, неограниченным честолюбием и тщеславием. Умела льстить и обманывать. Она как-то изящно умудрилась «забыть», что ее родной сын должен вступить на престол. Мало того, усердно сеяла слухи, что Павел не в своем уме, а льстецы всячески поддерживали эти сплетни.

Она была уверена, что Павлу нельзя доверять власть и государство, которое она строила не только в результате войн. Екатерина много сделала такого, за что ей были благодарны современники и потомки. Например, не побоялась первой в России сделать себе прививку от страшной оспы.

Она положила начало женскому образованию, при ней открыли знаменитый Смольный институт, Эрмитаж, возникали училища и школы, дома призрения для вдов и сирот.

Екатерина сама писала пьески, в основном комедии, басни. Она учредила журнал «Всякая всячина». Она по праву гордилась собой, вспоминая ту малообразованную немецкую девушку, которой явилась в Россию.

Но в то же время закрыла журнал «Трутень», издаваемый Новиковым, за то, что тот посмел коснуться социальных тем, и фактически погубила Радищева.

С одной стороны, Екатерина вводила правильную моду – учиться, что одновременно означало читать, владеть языками, уметь общаться и танцевать, разбираться в живописи, литературе, политике. При ней российская Академия наук вышла на первые позиции в Европе. Но при этом ставку Екатерина делала на иностранных ученых. Русские живописцы и скульпторы почти не удостаивались ее заказов, талантливые люди прозябали в нищете только потому, что они русские. При Екатерине многие даже на полном серьезе хотели «записаться в немцы», потому что иностранцам на Руси уж точно жилось хорошо.

Потемкинские деревни

Считается, что Екатерина дружила со знаменитыми философами Дидро и Вольтером. Они были счастливы такой «подруге»: у нищающего Дидро русская государыня выкупила его библиотеку за 15 тысяч ливров, оставила ее философу и назначила его же за этой библиотекой присматривать «всего» за 1000 ливров в год – из русской казны. Вольтер тоже широко пользовался ее милостями. Вдвоем они пели осанну Екатерине, но что думали на самом деле – неизвестно.

Неслучайно именно в царствование Екатерины родилось и прижилось выражение «потемкинские деревни», когда не понятно, что стоит за роскошной витриной. После присоединения в 1783 году Крыма к России императрица возжелала объехать новые земли. За вояж трех тысяч человек казна отвалила около 10 млн рублей. По пути следования срочно красились фасады и заборы. Населению велели надеть все самое лучшее. А в это время в России была засуха, и надвигался голод, охвативший затем всю страну.

Проза смерти

Под конец жизнь сыграла с государыней довольно злую шутку. В августе 1796 года Екатерина, как когда-то Елизавета, пригласила в Россию своего племянника, 17-летнего шведского короля Густава-Адольфа IV – в мужья внучке Александре. 8 сентября должна была состояться помолвка.

Но напрасно императрица и несчастная невеста ждали жениха. Юный коронованный швед отказался жениться на православной. Александра Павловна, по его мнению, должна была принять лютеранство.

И хотя сама Екатерина когда-то без сожаления поменяла веру, поступок племянника поразил ее в самое сердце. Совсем скоро, 5 ноября, слуги нашли государыню, лежащую без чувств возле «ночной вазы». Не приходя в сознание, императрица скончалась на следующий день.



More in Сплетни

X

Подпишитесь на нашу рассылку новостей.